Интервью руководителей ПКФ «ДиПОС» С.Н. Посунько и А.И. Дроздова.

В чем заключалась идея создания ДиПОСа и с какой целью появилась компания?
С. Посунько: Я, как один из участников процесса создания компании, оказался в водовороте той жизни, которую сегодня мы называем постперестроечной. Все вокруг забурлило, закипело…»


С. Посунько: Я как один из участников процесса создания компании оказался в водовороте той жизни, которую сегодня мы называем постперестроечной, Все вокруг забурлило, закипело… То же самое происходило и в моей внутренней жизни. Я понял, что все происходящее вокруг чрезвычайно интересно. И тут в моей голове родилась следующая мысль: «А не попробовать ли мне с моими друзьями создать что-то свое?» У меня был накоплен достаточно серьезный опыт работы на таком известном предприятии, как станкостроительное объединение им. Серго Орджоникидзе, и в системе «Главмосстроя» — это ДСК № 1. Т.е. был наработан колоссальнейший, с моей точки зрения, опыт, что и повлекло образование компании под названием ДиПОС. Все произошло очень быстро, решение принималось молниеносно. Созвонился с другом — А. Дроздовым, мы посоветовались и решили следующим утром зарегистрировать компанию. Тогда она еще называлась товариществом с ограниченной ответственностью (ТОО), хотя меня все время подмывало назвать ее «Товариществом с неограниченными возможностями». К сожалению, общества с такими названиями не регистрировались.
А. Дроздов: Когда  С. Посунько познакомил меня со своей идеей, я не был готов заниматься этим ремеслом. Он-то всегда был коммерсантом, да и в советское время находился «на острие» — в системе снабжения. Мы вместе начинали на заводе Орджоникидзе — он в 1977, я в 1978 гг. Он уже тогда работал в отделе снабжения и обеспечивал всех качественным прокатом. А я был технарем, работал в цехе — старшим мастером, зам. начальника цеха… И благодаря нашему опыту мы соединили таланты генератора и шлифовщика идей. Мы работаем в паре: я занимаюсь организационными вопросами, а С. Посунько — коммерческими. Надо отметить, что в коммерции и я за 10 лет чему-то научился, за этот срок можно и медведя научить на велосипеде кататься. Было главное: знание отрасли. Я по образованию металлург, и мы понимали металл — как и для чего он используется, и нам, конечно, было проще. С нами был соратник старше нас лет на 20, и это сочетание неудержимой энергии, досконального знания металла и опыта мудрого человека позволило нам создать успешную компанию. 

МиС: Какими были первые шаги вашей компании?

С. Посунько: Первые шаги компании были просто необычны. В то время и рынок был непонятным, точнее говоря, рынком его вообще нельзя было назвать. И экономическая ситуация в стране складывалась тоже не лучшим образом. Рынок только-только начал себя проявлять. Например, на ОСПАЗе и ЧСПЗ проволока для армирования железобетонных конструкций стоила 2000 руб. за тонну, а на родном ЗСМК, с которого во времена работы в Главмосстрое мы получали большие объемы металлопроката, она стоила всего 1000 руб. И, купив 15 вагонов на ЗСМК, мы продали их системе Главмосстроя по 2000 руб., тем самым сразу заработав 15 млн руб. Т.е. компания сразу стала крупнооптовой. Как только мы открыли счет в банке, в этот же день на него «упало» 15 млн руб. Увидев это, оператор в Уникомбанке, тоже «упал», только со стула. Нам это понравилось. Потом к нашей бригаде присоединился другой член команды, настоящий профессионал — В. Алешкин, царствие ему небесное. Замечательный, душевный был человек, очень интересная личность, кстати, сегодня в компании работают оба его сына на уровне, достойном похвалы. 

МиС: Александр Иванович, какие этапы своего развития прошла компания?

А. Дроздов: Первая фаза — когда рынка еще не было. Тогда была возможность что-то приобрести, используя наработанные связи того периода, продать, получить деньги, положить их на свой расчетный счет и распоряжаться этими деньгами самим. Главное то, что у нас были наработаны связи со строительным комплексом и металлургическими комбинатами. Был определенный период «купил-продал», чистая спекуляция. Мы понимали, что такие «спекулятивные» рыночные отношения не могут долго продолжаться, поэтому к следующему этапу — поиску складских помещений — нас подтолкнула жизнь. Мы арендовали склады в трех-четырех местах. Наша компания развивала бурную деятельность, и мы искали место, где можно было бы «пустить корни». Наконец в 1997 г. мы приобрели площадку, довольно быстро оформив ее в собственность. Мысль о том, что необходимо иметь свой складской комплекс, посещала нас давно, но для ее реализации, к сожалению, раньше не было возможностей. И вот, наконец, мы стали хозяевами собственного складского комплекса.
Иметь свою площадку очень важно, но нам нужно было создать этот комплекс таким, чтоб он отвечал всем современным требованиям. Самая главная идея нашей компании — это сервис, причем не тот «совковый», когда нужно преклоняться и унижаться. Мы хотели, чтобы к нам приезжали люди и получали то, что им необходимо. Жизнь не кончается, поэтому мы надеемся, что у нашей компании будет еще много этапов развития. 

МиС: Как у вас начала создаваться региональная сеть? Как вы ее развивали, с какими проблемами сталкивались, какие планы по ее росту у вас есть на сегодняшний день?

С. Посунько: Складывалось все непросто, вначале доверяли свои активы другим, скажем так, помогали чужим балансам, но каждый раз нас постигало разочарование: то ли непрофессионализм, то ли нежелание развиваться вместе с нами, то ли тупое воровство… Именно поэтому возникла необходимость организовать компании со своими балансами, т.е. такие фирмы, где мы являемся учредителями практически на 100%. Через некоторое время к нам пришла уверенность, что мы на правильном пути. Понятно, что сделанное нами на сегодняшний день далеко не совершенно, но мы продолжаем двигаться вперед. К примеру, в ноябре, к дню рождения нашей фирмы, в Санкт-Петербурге должна быть оформлена сделка по покупке собственности такого уровня, которого у нас нет пока даже в Москве. Это современный складской комплекс с крышей, мостовыми кранами, с высокими техническими характеристиками, но мы все равно понимаем, что пока это также далеко от совершенства.
Довольно сложно в двух словах рассказать, что такое региональная сеть. Создание региональной сети похоже на воспитание ребенка. Его надо выносить, родить и еще под- мять на ноги. Это процесс длительный, через который прошли не только мы, многие компании знают о нем не понаслышке. 

МиС: Почему в каждом городе ваши филиалы имеют совершенно разные названия, а не носят имена ДиПОС-СПб, ДиПОС-Краснодар, ДиПОС-Барнаул? Почему вы не раскручиваете торговую марку «ДиПОС» по всей стране?

А. Дроздов: Вероятно, надо было понять менталь-ность того региона, куда мы пришли. Людей на работу в регионах мы выбирали из местных, а не направляли своих представителей из Москвы. У нас был богатый опыт ошибок, но, к счастью, в каждом регионе появлялись люди, которые были готовы подхватить наши знания, нашу ментальность, наше понимание бизнеса. Мы считали, что, имея в названии филиала слово «ДиПОС», вызовем определенную агрессию. Тем более если еще сказать, что это филиал московской компании, — народ ощетинивается. Мы входили на рынок под «знаменем» данного региона, например: Кубаньметаллсервис, Алтайметаллсервис, Балтметалл. Мне кажется, именно этим и обусловлено достаточно плавное вхождение ДиПОСа на региональные рынки.
Есть еще и другой аспект. Вы знаете, всегда получается так, что при высоких темпах развития компания начинает вызывать у определенных структур нездоровый интерес, поэтому мы рассредоточили свои активы, для того чтобы можно было подстраховаться от недобросовестных игроков. 

МиС: За последние 3 — 4 месяца рынок проката черных металлов изменился, теперь это не рынок потребителя, а рынок продавца. Скоро маятник качнется в обратную сторону. Вы работаете практически со всеми российскими производителями проката черных металлов, да и не только российскими. Как бы вы с высоты вашего опыта могли охарактеризовать наиболее крупные меткомбинаты? Как они развиваются в плане организации работы на российском рынке и взаимоотношений с региональными трейдерами и крупными оптовиками?

С. Посунько: Становление было непростое, «наша Родина» начиналась с ЗапСиба. Долгое время мы достаточно мощно работали с этим комбинатом, и основные объемы поставок первых лет поступали именно оттуда. С учетом того, что мы росли не только по объемам, но и по номенклатурному ряду, ситуация на рынке каждый раз была неоднозначной. Приходилось не столько лавировать и выбирать, сколько приспосабливаться к тому, как живут металлурги. Одним словом, описать наши отношения сложно. Они были непростыми, но при этом мы пытались работать со всеми крупными меткомбинатами под одним именем и каждый раз выходили к ним на диалог под нашим именем — ДиПОС. Недавно мне позвонил наш представитель в Череповце и рассказал, что ДиПОС занимает очень неплохую позицию по рейтингу Северстали. Сегодня появляется много фирм-однодневок: — одни и те же люди, одни и те же лица, которые перетекают из одной фирмы в другую. Мы же работаем под своим именем постоянно, все 10 лет. И радостно осознавать, что сегодня ты среди тех, кто стоит не в последних рядах. И не только потому, что ты под одним именем живешь, а потому, что ты не зря живешь. Жизнь, конечно, была непростая с точки зрения взаимодействия, но на сегодняшний день этот этап уже пройден. Сейчас жить интереснее хотя бы потому, что присутствует что-то похожее на рынок. Раньше мы всегда спекулировали этим понятием, говоря металлургам, что этот рынок действительно существует, он жизнеспособный, но поверить в это было сложно. Сегодня металлурги убедились, что и на российском рынке есть потребители, которые могут закупать по предоплате крупные партии металла.
А. Дроздов: Спустя 10 лет можно сказать, что какие-то рыночные отношения завязались. Мы всегда находились в некоем переходном периоде: раньше жили при социализме, строя коммунизм; сегодня мы еще находимся во власти переходной экономики. Я рад отметить, что этот переходный рубеж мы преодолели сами. Мы видели и начинающий рынок, выраженный на бумаге, и сегодняшний, где существует конкуренция… Наконец-то пришло понимание, что на рынке не может существовать только производитель, или только продавец, или только потребитель. Все это взаимосвязано в тесный узел. Есть конкуренция, есть понимание производителя, что он должен продавать продукцию не только конечным потребителям, что есть еще и класс металлоторговцев. Этот класс существует, это подтверждается. Без него российская экономика существовать уже не может. 

МиС: В ближайшие 10 лет. судя по всему, на пенсию вы выходить не планируете. Расскажите о ваших планах на будущее.

С. Посунько: На пенсию, конечно, рановато. У нас есть огромное желание добиться всего, но пока наши финансовые возможности не столь велики. 10 лет — рубеж очень маленький. Мы надеемся, что будем подрастать и укреплять свое финансовое положение. А вообще хочется себе пожелать долгих, красивых, ярких лет жизни.
А. Дроздов: Я бы хотел, чтобы корабль под названием ДиПОС следовал своим курсом, чтобы экипаж работал слаженно и организованно, а планов — громадье. Основная задача — быть совершенными на этом рынке. Мы состоялись как металлоторговая компания, и наша главная цель — этот статус сохранить. Надо развивать производство, расширять спектр услуг, приобщаться к международному рынку и перенимать передовой опыт.


Возврат к списку