Выразительные средства

Следуя законам роста и развития, производственно-коммерческая фирма ДиПОС последовательно наращивает мощности по выпуску собственной металлопродукции - для строительной, инструментальной, топливно-энергетической, машиностроительной отраслей и ЖКХ, не теряя при этом своих позиций в сфере собственно металлоторговли, где компания выросла в одного из лидеров на российском рынке. О проблемах диверсификации бизнеса журналу рассказал генеральный директор компании ДиПОС А.Дроздов.


Александр Иванович, что изменилось в компании за последний год? Куда вырос ДиПОС?

Рост, действительно, произошел, а что касается его характеристик, его направления, то он был не вертикальным, количественным, а скорее, интенсивным — качественным. Так, если говорить предметно, мы запустили мощный Верхневолжский сервисный металлоцентр в Иваново; в целом по компании в эксплуатацию введены две линии сварки (производства EVG, Австрия) по выпуску сварных сеток, дорожных кладочных сеток, агрегат по выпуску холодно-деформированной арматуры диаметром вплоть до 10 мм. Выведена на проектную мощность итальянская линия продольной резки Camu — скорость порезки достигает 220-225 м/с. В филиалах в Москве, Санкт-Петербурге и Краснодаре организовано производство скобо-гибочных изделий для армирующих каркасов на агрегатах Polybend и Polybar, и так далее (подробнее см. статью «Во всю Ивановскую» — журнал «Металлоснабжение и сбыт», № 3’2005 г., стр. 40). В итоге объемы переработки металлопродукции составляют на сегодняшний день 10 тыс. тн месяц.
Впрочем, несмотря на большое внимание, уделяемое производству, нам удалось сохранить свои позиции и в металлоторговле. И не только сохранить, но и увеличить на 9% по сравнению, скажем, с 2004 г. Так что главное для нас — продолжение традиций 2005 г.: дальнейшее расширение спектра услуг, уход от прямой конкуренции с организованными металлургическими холдингами торговыми домами.

Любой СМЦ по умолчанию ориентирован, главным образом, на удовлетворение нужд стройиндустрии, которая в прошлом году показала, насколько она подвержена внешним воздействиям: был чуть ли не провал спроса, так называемый «сезонный пик» сместился на осень. Что было предпринято в компании, чтобы подстраховаться от подобных провалов в будущем?

Здесь обязательно надо уточнить, что в прошлом году кризис затронул не строительную отрасль вообще, а лишь определенный ее сегмент — жилищное строительство, в отношении которого и появлялись все эти законодательные «страшилки», и в котором банальных афер гораздо больше, чем в других сегментах стройиндустрии. ДиПОС же поставляет металлопродукцию, главным образом, на объекты социально-культурного назначения, возведение которых, в частности, в Московском регионе, идет очень быстрыми темпами и в больших количествах. Это и торговые центры, и спортивно-развлекательные сооружения. Так, мы осуществляем поставки под проекты таких компаний и торговых марок, как IKEA, Мегасфера, Рамстор, Ашан и других; для строительства таких значимых объектов, как новые аэропорты в Москве со всей прилегающей инфраструктурой. Поэтому спад в сфере жилищного строительства был в достаточной мере компенсирован работой с другими сегментами стройиндустрии, что сбалансировало экономику компании в прошлом году. Хочу подчеркнуть, что сегменты гражданского строительства не такие простые для работы, как может показаться: и рентабельность там не столь высока, и желающих представить свои интересы среди металлоторговцев предостаточно…

Какие «выразительные средства» использует компания ДиПОС, чтобы обойти остальных?

2005 г. обозначил четкую тенденцию: время высоких прибылей в металлоторговле закончилось. Сказались, в числе прочего, и инфляционные процессы 2004 г., против которых высказывались многие трейдеры. Если сравнить отчетность прошлого и позапрошлого годов, налицо общее снижение показателей. Отсюда, и я говорил об этом неоднократно, необходимость диверсифицировать бизнес. В нашем случае, как и в случае тех немногих оставшихся крупных металлоторговых компаний на российском рынке, это развитие сервисных и производственных услуг потребителям, включая строителей. Толчком к этому послужило, к слову, не только снижение рентабельности чистой металлоторговли, но и выход на рынок распределения производителей — металлургических заводов и комбинатов. Выбор производства в качестве направления деятельности — это не только способ развития, это своего рода защитная мера в условиях, когда торговые дома метпредприятий подчас просто обваливают рынок своими действиями в попытках захватить рыночные пространства. В этом смысле итоги 2005 г. неутешительны, но могу сказать, что количественные параметры работы компании были выдержаны, благодаря нашим «выразительным средствам» — производству и сервису.

Какова, на ваш взгляд, вероятность того, что вслед за выходом на вторичный рынок металлов и в сферу металлоторговли: производители пойдут и в сектор предпродажной подготовки металла — в сектор металлосервисных услуг?

Думаю, эта вероятность весьма высока: идея такого выхода на рынок СМЦ относительно давно ходит среди металлургов. Но нужно понимать, что организация даже одного СМЦ — не минутное дело, что называется, были бы деньги. Да и деньги, инвестиции, нужны очень серьезные. К примеру, мы в свой Верхневолжский сервисный центр уже вложили более €10 млн, очень рационально подходя ко всем затратным позициям. Но главное, как я уже сказал, — это не столько деньги, сколько время и ресурсы на создание инфраструктуры (транспортной, энергетической, технологической). Создание более-менее действующего перерабатывающего производства — это минимум два-три года грамотной работы.
Я подчеркиваю — грамотной. Слепое тиражирование чужих наработок не проходит — нужны собственные ноу-хау, нужно найти собственную нишу, свой нишевый продукт. Только тогда от СМЦ можно ждать реальной отдачи, эффективности. Но не все это понимают. В итоге рынок на данный момент представляет собой сплошное наступание друг другу на пятки. И производители играют в этой ситуации не последнюю роль.

Каков в этом свете ваш прогноз на текущий год?

Не хочется сгущать краски, да и для оптимистических прогнозов есть вполне объективные причины. Ни для кого не секрет, что в российской экономике сегодня есть деньги, и вопрос в том, как они будут работать. Пока цены на нефть находятся на очень высоком уровне, государству следует вкладываться в производственные секторы экономики, в том числе в строительство. Если спуститься с общегосударственной высоты на частный уровень ПКФ «ДиПОС», это может быть выражено в размораживании многих строительных площадок, куда мы могли бы поставлять металлопродукцию. Кроме того, строительный сезон только начинается, бюджетные средства распределяются, как известно, в марте. Так что перед нами стоят большие задачи. В частности, в этом году мы намерены вывести на проектную мощность производство сварных сеток, сделав упор на выпуск тяжелых сеток. К тому же, мы учитываем, что сейчас ведется строительство нескольких складских терминалов — таможенных, логистических и т.п. — вокруг Москвы. Только по ярославскому направлению можно увидеть сотни тысяч квадратных метров строительных площадей, а есть ведь и множество других направлений. Думаю, поэтому, для нормально функционирующих металлоторговых компаний в этом, да и в следующем году работы будет достаточно. Кроме того, мы надеемся, что в стране появится-таки региональная политика, позволяющая развиваться регионам, а не только Центру. Что же касается области металлопереработки, то здесь путь у всех один — развиваться в соответствии с передовыми технологиями. Еще один важный момент — освоение финансового менеджмента. Необходимо учиться привлекать ресурсы — много и дешево. Собственно, кто этим искусством овладеет быстрее, тот и «сделает» рынок.

Какие регионы уже показывали, по данным ДиПОСа, неплохую динамику в минувшем году? Где компания планирует расширять свое присутствие?

Рост произошел в регионах, на первый взгляд, не слишком привлекательных с позиций металлоторговых компаний. Для нас это, прежде всего, Иваново — туда пока никто из конкурентов не идет, а жизнь там, что называется, теплится — с учетом близлежащих городов — Ярославля, Костромы, Владимира, Нижнего Новгорода — и в целом Верхневолжского округа. Еще я отметил бы небольшой рост в Смоленске, но там иные причины, а именно — близость Белоруссии. Но тут же возникает проблема с возвратом НДС. К слову, в регионах, пусть не вовремя и не все, но можно вернуть, а в провинции еще присутствует здравый смысл в отношениях с налоговыми органами. В Москве НДС не вернешь никогда.
Тем не менее, одна из основных наших задач на самое ближайшее время — уделить больше внимания московскому рынку, поскольку он всегда был самым мощным в стране, а сейчас вновь на подъеме. В летнее время, например, оборот компании в месяц составляет в среднем около 35 тыс. т. Для того, чтобы увеличить здесь свое присутствие, мы в настоящее время достраиваем вторую очередь Лыткаринской металлобазы, площадь которой составляет порядка 14 тыс. м2. Кроме того, ведутся работы по совершенствованию логистических схем, благодаря которым будет решен ряд проблем — по уменьшению времени отгрузки, увеличению прохождения и т.п.

Планируете ли развивать свое присутствие за Уралом?

Филиал компании в Барнауле существует довольно давно. Но планов по продвижению дальше, в Сибирь, нет. Одной из причин можно назвать то, что Россия — страна чрезвычайно сложной логистики. Сегодня наши усилия направлены на укрепление существующих площадок, но в перспективе все возможно: металлоторговый бизнес требует растущих площадей, увеличения объемов и расширения ассортимента товара. Затевать организацию новых представительств сегодня в регионах, где компания еще не представлена, — пустая затея: рентабельности никакой, капиталовложения громадные, а отдача, если и будет, то нескоро. Но как вариант — организовывать некие совместные проекты. Скажем, появится партнер, с которым у ДиПОСа будет взаимное внимание друг к другу, что сделает возможным определенные корпоративные слияния интересов. У нас есть на примете несколько компаний, которые к этому готовы. Остальное — дело времени. Но вообще в России большая беда — дружить. Говорят, что если двое, то уже много. А ведь бизнес был бы намного эффективнее, научись мы искусству объединяться.

То есть тенденция к укрупнению уже витает в воздухе?

Конечно. Когда на вторичном рынке вовсю трудятся торговые дома производителей, обладающие существенными материальным и административным ресурсом, для трейдеров это очень важно. Металлоторговые компании активно инвестируют в свое развитие, выводя из оборота серьезные средства, а отдача от этих вложений на практике минимальна: бизнес в массе своей по-прежнему работает на условиях предоплаты, актуально требование рынка поддерживать и расширять ассортиментный ряд, нестабильность взаимодействия с металлургами, низкая рентабельность — все это изматывает. К тому же, как бы это не прозвучало, у бизнеса в широком смысле слова сейчас нет мотивации для развития производства. Ты делаешь инвестиции, вкладываешь, и назад этих денег уже не вернуть, а тебя сразу «лупят» налогами. Складывается ситуация отсутствия движения: вложил — ободрали налогами, ничего не получил взамен; захотел продать дело — опять обложили налогами. Большинство серьезных металлоторговых компаний сегодня заложили все, что могли заложить, взяли массу кредитов, понимая, что без привлечения средств невозможно не то, что развиваться — удерживаться на плаву. Поэтому объединение усилий, слияние бизнеса и последующее распределение обязанностей — жизненно важны для металлоторговцев. Но им для этого еще нужно дозреть. Первые «ласточки» уже есть, взять хотя бы Росстилтрейд. Сегодня, на мой взгляд, это главный вопрос среди стоящих перед отечественной металлоторговлей.

Интервью подготовили А. Романов, В. Завязкин


Возврат к списку